?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Коротенько о главном...



Милый прекрасный принц! Приезжай, пожалуйста, на коне
Белом… или любого другого (красивого чтобы) цвета.
И забери меня в чудесный замок свой, наконец…
Как ты меня узнаешь? Да так и узнаешь. Несложно это:
Я в сарафане красном в зеленый горошек и длинном (в пол)
На голове кокошник, в зубах сигарета, в руках гармошка…
Собственно, всё.. но пока санитар мне не сделал второй укол,
Хочешь, я про себя сейчас ещё расскажу немножко…
Я хороша собой, правда вот жаль – не всегда в себе.
Большая… С большой… Из хорошей семьи… С плохим аттестатом…
Хобби – играть на деньги, на свежем воздухе, на губе…
Я выпиваю, ворую, гадаю на' руку по судьбе…
Не одобряю мат… Но, если надо, могу и матом…
Это не первая жизнь, мне, кстати, очень комфортно в ней.
Ну а ещё я когда-то была мужиком-рыбаком в Коломне,
В жарком Байрам-Али - полуголой метательницей ножей
В диких лесах Валдая - лихой пожирательницей ужей,
И трубадуром в мультфильме, и кем-то ещё… до сих пор не вспомню…
Я ненавижу спам, обожаю сауны, склоны, сплин
Свет, Сыктывкар, стратегии, сабо, ссуды, секунды, суши…
Я – как сама гармония…, просто какой-то там янь и инь…
Если б была крестьянкой, то у меня бы родился сын
Где-нибудь в Муроме… Звали б его непременно тогда Илюшей…
Адрес моей прописки – прекрасный дворец с расписным крыльцом…
Только последний месяц я почему-то живу в палате.
И санитар со шприцом и таким нехорошим большим лицом
Мнит себя мудрецом, о чём-то спорит с моим отцом –
Всё еще не готов признать мою принадлежность к знати…
Так что, прошу тебя, великий ужасный прекрасный принц,
Выйди из ступора, замка… ну или хотя бы… из интереса
Сядь на коня и под стук копыт такой вот: «тыдынц-тыдынц»
Мчись забирать меня в сказку…


На тему "личное" пишу редко,в основном на тему "информация в массы", больше люблю читать,просвещаться и просвещать.Буду рада новым знакомствам)


Одним словом,как говорил Великий Гугл:"А мне много не надо,власть над миром и что-нибудь покушать..."..

о любви..

ЛЮБОВЬ
За два дня до смерти Федерико Феллини сказал: "Как хочется влюбиться еще раз!"
Я был потрясен! На самом краю человек хотел еще раз пережить любовь, парить над землей, подчиняться тому, кому хочется подчиняться, слышать музыку оркестра в душе… Он говорил не о женщине, он хотел сказать, что любовь — это один из волшебных моментов в жизни.
Когда ты любишь, ты перестаешь быть просто человеком, а становишься ароматом. Ты не ходишь по земле, а паришь над ней. Вот это состояние влюбленности и есть главное в жизни. И неважно, во что ты влюблен — в женщину, в работу, в мир или в жизнь…
Любовь — это не радость и не печаль, не награда и не испытание, а все вместе это путешествие в сказочную и волшебную страну, тропинка к тайне, которую предстоит открыть. Любовь всегда уходит, все имеет свой конец. Но одно состояние всегда переливается в другое, и это другое может быть более сильным чувством, чем влюбленность. Сегодня браки недолговечны, и бывшие влюбленные лишаются великого открытия — как это прекрасно идти вместе, держась за руки, к смерти. Многим кажется, что новые отношения принесут более сильные ощущения. Это не так. В итальянском языке есть такое слово, которое невозможно перевести на русский — «волье бене». Дословно это означает — хотеть хорошо. Есть «амаре» — любовь, а есть «волье бене». Это когда к человеку относишься так, что нет никого ближе его. «Амаре» держится на физическом наслаждении. Самое сильное чувство на земле — это когда «амаре» перерастает в «волье бене». Нет ничего более важного на земле, чем чувство «волье бене». Оно приходит только через годы, прожитые вместе, и эти годы не должны унести доверия. Потеря такой долгой связи более трагична, чем потеря любви и уж тем более физического наслаждения. Потеря «волье бене» — это и есть настоящее, глубокое одиночество, абсолютная пустота. Мне посчастливилось пережить «волье бене». Мне будет девяносто, а рядом со мной Лора — моя жена, которую я нашел в России более тридцати лет назад.
Я встречался с удивительными историями любви. Я родился и живу там, где стоит замок Франчески да Римини, которую Данте поселил в Сант-Арканджело. Там она любила Паоло, там муж Франчески убил влюбленных. И поскольку все это произошло в десяти шагах от моего дома, нет истории любви для меня более яркой и близкой. Огромное «волье бене» было между моим величайшим другом Федерико Феллини и Джульеттой Мазиной. За Феллини ухаживали все женщины мира, но его последний жест был подлинным гимном любви к Джульетте — практически парализованный он сбежал из клиники, когда узнал, что она умирает в больнице в Риме. Он преодолел пятьсот километров и лег с ней рядом.
А когда умер Феллини, не стало и Джульетты.

Тонино Гуэрра

Человек, который позволил любви всей его жизни пройти мимо него, останется в конечном счете наедине со своими сожалениями и все вздохи в мире не успокоят его душу.

Ясмина Хадра.



Именно тот случай,когда слова не нужны..просто поддаться чувствам и эмоциям льющимся невидимым потоком с экрана при просмотре этого фильма..любовь,как она есть..

Али и Нино

Надеюсь экранизация "Али и Нино" получится достойна книги..Съемки уже идут полным ходом в старой части города,а мы нет-нет и становимся невольными свидетелями красивой истории любви мусульманина Али и христианки Нино..
А хочешь уедем, вот просто возьмем и уедем?
Бросим тут всё, продадим, раздадим соседям,
Чтобы у кромки моря лежать на рассвете
И не быть ни за что в ответе...
В.Орлова

А мне и не надо никуда уезжать..минут 40 и я возле прекрасной "вселенной" несущей умиротворение и душевное равновесие..и нет более счастья,чем вдыхать морской воздух,слышать крик чаек и наслаждаться этим бескрайним простором..


Я хочу увидеть море. Я хочу дышать до головокружения этим воздухом, густым от мерно вздрагивающей водной глади, от криков птиц, пронзительных, как последнее откровение Бога. Я хочу лежать на мокром прибрежном песке, без одежды, без прошлого, без будущего и курить в сырое небо, улыбаясь невероятной свободе каждого движения ветра, удивительной рыбой струящегося по коже. Я хочу собирать разноцветные камни и стирать с лица брызги воды, не открывая глаз, не будя души, почти не существуя, почти став частью окружающего, движущегося, меняющегося, влажного, солёного, такого чуждого и такого понятного. Я хочу потеряться в ласке волн, я хочу забыть себя самого и просто — плыть. Туда, где жизнь окрашивается мягким светом заходящего солнца. Я хочу сидеть на самой кромке воды, на этой дрожащей грани между фантазией и реальностью, нежностью и жестокостью, человеком и.. морем.

новая волнаCollapse )


Александр Блок ходил по проституткам, но так боготворил свою жену, что не притрагивался к ней пальцем. Жена Александра Блока утешалась с Андреем Белым. Андрей Белый устроил интимный триумвират с Валерием Брюсовым и истеричкой по имени Нина Петровская, воспетой в сногсшибательном романе о дьяволе и ведьмах «Огненный ангел» (рекомендую). Валерий Брюсов был приличным человеком, а вот Нина Петровская позже вышла замуж за Соколова-Кречетова, который клал руку на колено юного гимназиста Шершеневича и спрашивал его, потерял ли он уже невинность. Зрелый Шершеневич крутил роман с поэтессой Надеждой Львовой, и она считала, что он ее не любит. Не любил ее и Брюсов, потому что был приличным человеком. Однажды она позвонила им обоим по телефону, прося приехать, они отказались, и она застрелилась из того самого револьвера, из которого за 8 лет до этого Нина Петровская стреляла в Политехническом музее в Брюсова, но пистолет дал осечку. Нина Петровская тоже покончила с собой, в эмиграции.
Блока домогалась Лариса Рейснер, говорят, безрезультатно. Зато Гумилев назначил ей встречу в доме свиданий, говорят, успешно. Потом Рейснер стала женой Карла Радека. Гумилева бросила жена. Анна Ахматова держала в возлюбленных композитора Артура Лурье. Лурье весьма «любил как женщину» актрису Глебову-Судейкину, которая была замужем за художником Судейкиным и вызывала ахи у Блока. На квартире у Судейкиных жил Михаил Кузмин. Однажды Глебова-Судейкина сунула нос в дневник мужа, и у нее не осталось никаких сомнений в отношениях между мужем и Кузминым. Кстати, Михаил Кузмин любил эфебов, писал стихи, происходил из староверческой семьи, ходил в поддевке и смазных сапогах, да носил бороду. Еще он очень любил молодого златовласого Есенина и «давал ему путевку в жизнь»: «поясок ему завязывает, волосы гладит, следит глазами». Есенин много лет прожил в одной квартире с Мариенгофом и ночевал с ним под одним одеялом. Однажды, когда в Москве стояли жуткие холода, они наняли молодую красивую поэтессу, чтобы она грела им постель в течение 15 минут и потом уходила домой, а сами, согласно уговору, сидели лицом в угол, не подсматривая. 4 дня спустя девушка, невероятно оскорбленная тем, что они ничего не попытались сделать с нею, уволилась. Женой Есенина была Зинаида Райх. Когда он ее бросил, она вышла замуж за Мейерхольда. Всеволоду Мейерхольду посвятил одно из своих стихотворений эгофутурист Иван Игнатьев. Сборник назывался «Эшафот. Эго-футуры», и вышел с посвящением «Моим любовникам». Герой-рассказчик предлагает режиссеру расстегнуть Шокирующую Кнопку, иначе говоря, — ширинку. Еще Игнатьев покровительствовал Игорю Северянину, но Северянин ничего не понимал.
Игорь Северянин ухаживал за Шамардиной во время общих гастролей с Маяковским. Она была лирична, нездорова, но Северянин ничего не понимал, а потом выяснилось, что у нее как раз тогда был роман с Маяковским и она сделала от него аборт. Маяковский встречался с Эльзой Триоле, и она ему вставила зубы (оплатила дантиста). Потом Эльза уступила его своей сестре Лиле Брик. Лиля Брик запиралась со своим мужем известным опоязовцем Осипом Бриком и громко занималась сексом, а Маяковский сидел под дверью и подвывал. А в Эльзу Триоле был влюблен Виктор Шкловский. Она уехала в Париж и вышла замуж за Луи Арагона. Арагон занимался коммунизмом вместе с Жоржем Батаем, который делил одну любовницу с Пильняком — Колетт Пиньо. Шкловский поехал заграницу вслед за Триоле. Потом он вернулся в Россию к жене. Его жена была Суок, Серафима Густавовна. До этого она сожительствовала с Юрием Олешей, который дал ее фамилию своей кукле из «3 толстяков». Потом Олеша женился на ее сестре Ольге Суок. На третьей сестре, Лидии, женился Эдуард Багрицкий. Еще Шкловский увел женщину у Булгакова, за что тот его ненавидел и вывел в виде демонического персонажа «Шполянского». Елена Сергеевна ушла к Булгакову от генерала Шиловского, прототипа Рощина из толстовских «Хождений по мукам». После ухода «Маргариты» Шиловский женился на дочери А.Н. Толстого. Толстой был влюблен в невестку Горького, про которую ходили слухи, что она спуталась с Ягодой. Горький 16 лет прожил с Марусей Будберг, которая потом стала гражданской женой Герберта Уэлса, а также распускал слухи про Маяковского, что он болен сифилисом. Осип Брик бросил Лилю Брик, чем несказанно ее удивил, оказавшись первым мужчиной, который ее бросил, и женился на простой хорошей женщине.